Петербуржец ради эксперимента переехал на неделю с «Петроградской» в Мурино. Он рассказывает, как внутригородской туризм меняет мнение об окраинах

Петербуржец Максим Соболевский устроил эксперимент по «внутригородскому туризму». Он меняется квартирами со своими друзьями, чтобы посмотреть, как устроена жизнь в разных районах. В сентябре он на неделю отправился жить в Мурино.

Максим рассказал «Бумаге», как эксперимент изменил его мнение об окраинах Петербурга, как он выбирался из Мурина на велосипеде и куда еще планирует переехать.

Я переехал в Петербург десять лет назад. Сначала четыре месяца жил в районе метро «Электросила», потом снимал квартиры в центре: на улице Некрасова, на Гагаринской, сейчас [живу] на Зверинской.

Мой друг придумал идею «внутригородского туризма» — меняться с разными людьми квартирами, чтобы получше узнать город и его районы, но он в итоге не воплотил это в жизнь. А я решил попробовать. Сменить обстановку всегда весело, особенно сейчас, когда путешествия особо не доступны и новые впечатления получить достаточно сложно. Мне интересно, как устроены другие районы, чужие квартиры.

Первым опытом стал переезд в Мурино на Воронцовский бульвар: мы поменялись квартирами с подругой. До этого я пару раз бывал в этом районе, но никогда там не жил. Всё, что я знал о Мурино, — что там куча «человейников» и что оттуда почти не выбраться. В целом так оно и есть, но какой-то депрессухи я не нашел. Там живет много обычных молодых людей, они не показались мне маргинальными или опасными. Первый раз я туда приехал в час ночи, и не было ощущения, что со мной может что-то случиться.

Меня удивило, что в районе немного советское проектирование: квартал построили в поле, но при этом там, например, нет велодорожек. Мне это совершенно непонятно, тем более что там на велосипеде передвигаться довольно логично. Если ты живешь далеко от метро, то идти до него 25 минут, а на велосипеде можно добраться за пять минут.

Из плюсов, которые встретились, — грузовой лифт: он сильно облегчил мне жизнь с велосипедом. Но, с другой стороны, чтобы попасть к этому лифту, нужно преодолеть три двери, и все они с довольно серьезными доводчиками. Думаю, люди с колясками и велосипедами от этого страдают. В целом с коммуникациями получше, чем в центре. Больше света — потому что я жил на высоком этаже, а вокруг было мало домов.

Из проблем я бы выделил то, что граница жилого района и стройки довольно размыта. Я жил в последнем доме, то есть за ним сразу начиналась стройплощадка. Это создавало головную боль: куча грязи, какие-то бетонные плиты, постоянно нужно через что-то перепрыгивать. Пока у тебя рядом стройка — это стремно, как только дом окружен другими жилыми домами — всё отлично.

Еще одна проблема заключается в том, что нормально из Мурина можно выехать на велосипеде только одним способом — через поселок Бугры, сделав гигантский крюк. Поэтому все пользуются народной дорожкой, которая не предназначена ни для велосипеда, ни для пешехода. Чтобы выбраться из Мурина, нужно пройти по гравию, который насыпали в поле в обход стройки, проехать по бетонным плитам, пробраться под теплосетью, потом преодолеть глину, забраться на железнодорожную насыпь, внимательно озираясь по сторонам, чтобы тебя не сбил товарный поезд, потому что они очень тихие, пройти между гаражей — и наконец оказаться на Суздальском проспекте. Это максимально некомфортно, к тому же ночью там адовая темнота. При этом тропа пользуется огромной популярностью: я думаю, что в день там проходит не меньше тысячи человек.

Есть еще один вариант — перебраться через железнодорожную ветку в Девяткино, но это тоже непросто. Сначала [нужно] пройти по путям, потом под КАДом, и только потом ты окажешься в более или менее цивильном месте.

Опыт переезда немного изменил мой взгляд на окраины. Я понял, что это не так страшно, как все рассказывают. Кажется, я бы в теории мог там жить, но некоторые потребности и интересы сложно удовлетворять, живя там. Я ездил из Мурина на велосипеде по делам в город — было долго. Но если есть автомобиль, то думаю, что там нормально живется, если избегать часов пик.

Эта история стала веселее и интереснее, из-за того что мы с подругой давали друг другу обратную связь на тему того, как устроены наши квартиры. У меня исключительно положительные впечатления от эксперимента, я его обязательно повторю.

В конце октября я планирую перебраться на неделю в район Пески. Потом мне предложили поменяться [квартирами] друзья с Васильевского острова, есть вариант на дальнем Комендантском — это будет, думаю, похожий на Мурино опыт. Мне кажется, что в каждом районе есть какой-то свой прикол, поэтому у меня одинаковый интерес к любой локации. Скучно жить в одном месте.

Густонаселенные районы со множеством новостроек, вроде Мурина, Парнаса и Кудрова часто пренебрежительно называют «гетто» и «муравейниками».

Социологи и урбанисты рассказали «Бумаге», действительно ли новые районы могут превратиться в гетто, правда ли, что жители пытаются при первой возможности оттуда уехать и как владельцы квартир объединяются, чтобы повысить уровень жизни.

Фото на обложке: Фотобанк Лори

© Газета «Бумага» https://paperpaper.ru/

Optimized with PageSpeed Ninja